Byron
 VelChel.ru 
Биография
Хронология
Галерея
Стихотворения 1803-1809
Стихотворения 1809-1816
Стихотворения 1816-1824
Стихотворения по алфавиту
Хронология поэзии
Дон Жуан
Чайльд-Гарольд
Пьесы
  Манфред
  … Действующие лица
  … Акт первый
  … … Сцена первая
  … … Сцена вторая
  … Акт второй
  … … Сцена первая
  … … Сцена вторая
  … … Сцена третья
  … … Сцена четвертая
  … Акт третий
  … … Сцена первая
  … … Сцена вторая
  … … Сцена третья
… … Сцена четвертая
  … Примечания
  Марино Фальеро, дож венецианский
  Сарданапал
  Каин
  Преображенный урод
  Вернер, или Наследство
Повести
Поэмы
Литературная критика
Статьи об авторе
Ссылки
 
Джордж Гордон Байрон

Пьесы » Манфред » Акт третий » Сцена четвертая

 
Внутренность башни.
Манфред
(один)
Сверкают звезды, - снежные вершины
Сияют в лунном свете. - Дивный вид!
Люблю я ночь, - мне образ ночи ближе,
Чем образ человека; в созерцанье
Ее спокойной, грустной красоты
Я постигаю речь иного мира.
Мне помнится, - когда я молод был
И странствовал, - в такую ночь однажды
Я был среди развалин Колизея,
Среди останков царственного Рима.
Деревья вдоль разрушенных аркад,
На синеве полуночной темнея,
Чуть колыхались по ветру, и звезды
Сияли сквозь руины; из-за Тибра
Был слышен лай собак, а из дворца -
Протяжный стон совы и, замирая,
Невнятно доносились с теплым ветром
Далекие напевы часовых.
В проломах стен, разрушенных веками,
Стояли кипарисы - и казалось,
Что их кайма была на горизонте,
А между тем лишь на полет стрелы
Я был от них. - Где Цезарь жил когда-то
И где теперь живут ночные птицы,
Уже не лавр, а дикий плющ растет
И лес встает, корнями укрепляясь
В священном прахе царских очагов,
Среди твердынь, сровнявшихся с землею.
Кровавый цирк стоит еще доныне,
Еще хранит в руинах величавых
Былую мощь, но Цезаря покои
И Августа чертоги уж давно
Поверглись в прах и стали грудой камня.
И ты, луна, на них свой свет лила,
Лишь ты одна смягчала нежным светом
Седую древность, дикость запустенья,
Скрывая всюду тяжкий след времен!
Ты красоты былой не изменяла,
Но осеняла новой красотой
Все, в чем она погибла, и руины
Казалися священными, и сердце
Немым благоговеньем наполнялось
Перед немым величьем древней славы,
Пред тем державным прахом, что доныне
Внушает нам невольный трепет. - Странно,
Что вспомнилась мне эта ночь сегодня;
Уже не раз я замечал, как дико
Мятутся наши мысли в те часы,
Когда сосредоточиться должны мы.
Входит аббат.
Аббат
Я вновь к тебе непрошеным являюсь,
Но пусть мое смиренное стремленье
Помочь тебе - не прогневит тебя:
Пусть все, что есть в нем темного, дурного,
Падет лишь на меня, а все благое -
Да осенит твою главу, - я страстно
Сказать хотел бы: сердце! Если б тронуть
Я мог его молитвой иль словами,
Я спас бы дух, который лишь случайно
Блуждает в тьме.
Манфред
Напрасная надежда!
Мой путь свершен, моя судьба решилась.
Но уходи, - тебе здесь быть опасно.
Аббат
Ты хочешь запугать меня?
Манфред
О нет.
Я говорю лишь, что близка опасность.
Остерегись.
Аббат
Чего?
Манфред
Гляди сюда:
Ты видишь?
Аббат
Нет.
Манфред
Гляди, я повторяю,
И пристально. Теперь скажи, - ты видишь?
Аббат
Я вижу, что встает из-под земли,
Как адский бог, какой-то мрачный призрак;
Его лицо закрыто покрывалом,
Он весь повит тяжелыми клубами
Свинцовой мглы, но он не страшен мне.
Манфред
Я знаю, что тебя он не коснется,
Но взор его убьет тебя на месте, -
Ты стар и дряхл, - уйди, прошу тебя!
Аббат
А я в ответ: доколе не сражуся
С исчадьем тьмы, - не сделаю и шагу.
Зачем он здесь?
Манфред
Да, да, зачем он здесь?
Кто звал его? Он гость, никем не званный.
Аббат
Погибший смертный! Страшно и подумать,
Что ждет тебя! С какою целью ходят
К тебе такие гости? Почему
Вы смотрите так зорко друг на друга?
А, он покров свой сбросил: на челе -
Следы змеистых молний, взор блистает
Бессмертием геенны - адский призрак,
Исчезни!
 
Манфред
Дух, зачем ты здесь?
Дух
Идем!
Аббат
Неведомый! Скажи, ответствуй: кто ты?
Дух
Его Судьба. Идем - настало время.
Манфред
О, я на все готов, но презираю
Твой властный зов! Кем прислан ты сюда?
Дух
Узнаешь в срок. Идем!
Манфред
Мне покорялись
И более могучие, чем ты,
Я вел борьбу с владыками твоими, -
Сгинь, адский дух!
Дух
Настало время, смертный,
Смирись.
Манфред
Я знал и знаю, что настало.
Но не тебе, рабу, отдам я душу.
Прочь от меня! Умру, как жил, - один.
Дух
Я помощи потребую. - Восстаньте!
Появляются духи.
Аббат
Исчезните, владыки тьмы! Рассейтесь!
Бессильны вы пред силою небесной,
Я закляну вас именем...
Дух
Старик!
Не расточай без пользы слов, - мы знаем,
Что властен ты, но здесь лишь мы владыки.
Напрасен спор: он кары не избегнет.
Вновь говорю: идем, настало время.
Манфред
Я презираю вас, - я с каждым вздохом
Теряю жизнь, но презираю вас!
Я не смирюсь, покуда сердце бьется,
Не отступлю, хотя бы мне пришлось
Бороться с целым адом; вам удастся
Взять не меня, а только труп.
Дух
Безумец!
Как жадно он цепляется за жизнь,
Которая дала ему лишь муки!
И это Маг, стремившийся проникнуть
За грань земных пределов и мечтавший
Быть равным нам?
Манфред
Исчадье тьмы, ты лжешь!
Мой час настал, - я это знал и знаю,
Но не хочу ни на одно мгновенье
Продлить его: тебе с толпою присных
Противлюсь я, а не веленьям смерти.
Я власть имел, но я обязан ею
Был не тебе: своей могучей воле,
Своим трудам, своим ночам бессонным
И знаниям тех дней, когда Земля
Людей и духов в братстве созерцала
И равными считала их. Бессильны
Вы предо мной, - я презираю вас,
Вы жалки мне!
Дух
Ты не избегнешь кары:
Твои грехи...
Манфред
Не ты судья грехам!
Карает ли преступника преступник?
Убийцу тать? Сгинь, адский дух! Я знаю,
Что никогда ты мной не овладеешь,
Я чувствую бессилие твое.
Что сделал я, то сделал; ты не можешь
Усилить мук, в моей груди сокрытых:
Бессмертный дух сам суд себе творит19
За добрые и злые помышленья20.
Меня не искушал ты и не мог
Ни искушать, ни обольщать, - я жертвой
Твоей доныне не был - и не буду.
Сгубив себя, я сам и покараю
Себя за грех. Исчадья тьмы, рассейтесь!
Я покоряюсь смерти, а не вам!
Духи исчезают.
Аббат
Увы, ты страшен - губы посинели -
Лицо покрыла мертвенная бледность -
В гортани хрип. - Хоть мысленно покайся:
Молись - не умирай без покаянья!
Манфред
Все кончено - глаза застлал туман -
Земля плывет - колышется. Дай руку -
Прости навек.
Аббат
Как холодна рука!
О, вымолви хоть слово покаянья!
Манфред
Старик! Поверь, смерть вовсе не страшна!

(Умирает.)
Аббат
Он отошел - куда? - страшусь подумать -
Но от земли он отошел навеки.
Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   Х   Ч   Ш   Э   #   

 
 
Copyright © 2017 Великие Люди  -  Байрон    |  Контакты